жизнь в тюрьме
ЛИУ-4 Самары. Ах, Самара-городок: вместо окон — целлофан
Фигурант дела «Сети»*, Арман Сагынбаев, осуждённый на 6 лет колонии, был доставлен в лечебно-исправительное учреждение № 4 в Самарской области, где содержатся больные открытой формой туберкулёза. Рассказываем, что мы знаем об этой колонии.

В мае 2007 года фонд «В защиту прав заключённых» сообщал, что в ЛИУ-4 жестоко избивают заключённых, поэтому они готовы начать массовую голодовку. Уточнялось, что в обязательном порядке избиениям и унижениям подвергаются заключённые, прибывающие с этапа. Одному осуждённому дубинкой перебили позвоночник, он стал инвалидом и находился в тюремной больнице. Другого осуждённого избивали и отправляли в ШИЗО, где он вскрыл вены в знак протеста, а также пытался повеситься. Несмотря на то, что он был психически здоровым, его готовили к этапу в психиатрическую больницу — из-за того, что он выводил жалобы за пределы учреждения.

Как утверждалось, на тот момент в ЛИУ-4 были сырые бараки, проваливались полы, в столовой и на кухне была антисанитария, а в окнах вместо стёкол был приклеен целлофан. Практически отсутствовали медицинская помощь и особое питание.

В мае 2012 года в тот же фонд поступила жалоба матери одного бывшего заключённого, болевшего ВИЧ-инфекцией, туберкулёзом и плевритом. Женщина писала, что её сыну не оказывали надлежащей медицинской помощи, в результате чего он скончался. В ЛИУ-4 он провёл 6 лет, за которые он ни разу не лечился и не направлялся в стационар. О смерти мать узнала не от сотрудников ЛИУ-4, а от представителей похоронного бюро. О тяжёлом состоянии сына в учреждении ей не сообщали более двух месяцев перед кончиной.

В октябре 2013 года правозащитник Сергей Марьин поговорил с заключённым ЛИУ-4 Игорем Ефремовым. Тот рассказал, что несколько осуждённых, имевших незалеченную форму туберкулёза, не прошли курс лечения, но при этом были направлены в другие колонии. Отмечалось, что в условиях ШИЗО и ПКТ недолеченные туберкулёзные больные легко заражают здоровых людей.

В июне 2015 года ЛИУ-4 посетили члены ОНК Самарской области Евгений Коняев и Наталья Волова. В заключении по результатам проверки указано, что никаких нарушений прав заключённых они не выявили.

В августе 2019 года прокуратура выявила нарушения организации режима и охраны осуждённых, привлечения их к труду, материально-бытового обеспечения и применения мер взыскания. Помимо этого, были заявлены претензии к оказанию медицинской помощи и к санитарному состоянию помещений..

*Решением Московского окружного военного суда от 17.01.2019 № 2-132/2018 «Сеть» признана террористической организацией
Фигурант дела «Сети»*, Арман Сагынбаев, осуждённый на 6 лет колонии, был доставлен в лечебно-исправительное учреждение № 4 в Самарской области, где содержатся больные открытой формой туберкулёза. Рассказываем, что мы знаем об этой колонии.

В мае 2007 года фонд «В защиту прав заключённых» сообщал, что в ЛИУ-4 жестоко избивают заключённых, поэтому они готовы начать массовую голодовку. Уточнялось, что в обязательном порядке избиениям и унижениям подвергаются заключённые, прибывающие с этапа. Одному осуждённому дубинкой перебили позвоночник, он стал инвалидом и находился в тюремной больнице. Другого осуждённого избивали и отправляли в ШИЗО, где он вскрыл вены в знак протеста, а также пытался повеситься. Несмотря на то, что он был психически здоровым, его готовили к этапу в психиатрическую больницу — из-за того, что он выводил жалобы за пределы учреждения.

Как утверждалось, на тот момент в ЛИУ-4 были сырые бараки, проваливались полы, в столовой и на кухне была антисанитария, а в окнах вместо стёкол был приклеен целлофан. Практически отсутствовали медицинская помощь и особое питание.

В мае 2012 года в тот же фонд поступила жалоба матери одного бывшего заключённого, болевшего ВИЧ-инфекцией, туберкулёзом и плевритом. Женщина писала, что её сыну не оказывали надлежащей медицинской помощи, в результате чего он скончался. В ЛИУ-4 он провёл 6 лет, за которые он ни разу не лечился и не направлялся в стационар. О смерти мать узнала не от сотрудников ЛИУ-4, а от представителей похоронного бюро. О тяжёлом состоянии сына в учреждении ей не сообщали более двух месяцев перед кончиной.

В октябре 2013 года правозащитник Сергей Марьин поговорил с заключённым ЛИУ-4 Игорем Ефремовым. Тот рассказал, что несколько осуждённых, имевших незалеченную форму туберкулёза, не прошли курс лечения, но при этом были направлены в другие колонии. Отмечалось, что в условиях ШИЗО и ПКТ недолеченные туберкулёзные больные легко заражают здоровых людей.

В июне 2015 года ЛИУ-4 посетили члены ОНК Самарской области Евгений Коняев и Наталья Волова. В заключении по результатам проверки указано, что никаких нарушений прав заключённых они не выявили.

В августе 2019 года прокуратура выявила нарушения организации режима и охраны осуждённых, привлечения их к труду, материально-бытового обеспечения и применения мер взыскания. Помимо этого, были заявлены претензии к оказанию медицинской помощи и к санитарному состоянию помещений..

*Решением Московского окружного военного суда от 17.01.2019 № 2-132/2018 «Сеть» признана террористической организацией
Мы используем куки, чтобы наш сайт не упал, а вы получали максимально комфортный опыт от него
OK
Made on
Tilda