ПОЛЕВЫЕ ЗАМЕТКИ
Астрахань
Правозащитница, мама узника совести Яна Сидорова и участница «Открытого пространства» Надежда Сидорова общается с активистами и помогает заключённым в разных регионах. В 2020 году она много ездила по городам на Волге. Публикуем её рассказ об увиденном в Астрахани: зачем местная молодёжь пытается пробраться в политику, почему проседает экономика региона и как национальный состав населения влияет на работу Центра «Э».
Правозащитница, мама узника совести Яна Сидорова и участница «Открытого пространства» Надежда Сидорова общается с активистами и помогает заключённым в разных регионах. В 2020 году она много ездила по городам на Волге. Публикуем её рассказ об увиденном в Астрахани: зачем местная молодёжь пытается пробраться в политику, почему проседает экономика региона и как национальный состав населения влияет на работу Центра «Э».
НАЦИОНАЛЬНОСТИ, АКТИВИЗМ И ПОЛИТИКА

Я была в Астрахани в сентябре 2020 года. Астрахань интересна тем, что там живёт очень много национальностей. В свою время там было большое количество националистических групп, поэтому иногда там возникают межнациональные конфликты. Из-за этого в городе активно работает Центр «Э». И сейчас любое волнение там считается разжиганием национальной розни. Такая ситуация и принцип «больше трёх не собираться» убивает различные объединения и давит практически любую активность. Но на этом фоне выживают политические партии.

Мне понравилось, как в Астрахани работает КПРФ. Они и сами по себе работают (у них несколько депутатов в городской и региональной думах), и ещё есть комсомольская организация. По факту дети: приём в эту организацию с 16 лет. Я разговаривала с ними, спрашивала, что их привлекает в политике. Одна девочка сказала, что её семья из пяти человек живёт в однокомнатной квартире, и у родителей нет возможности купить более просторное жильё. «Каким образом мне не идти в политику?». Ребят политизирует именно экономическая составляющая.

В Астрахани были первые отчисления за зимние митинги в начале 2021 года. Причём ректор не постеснялся на странице своего института открыто написать, что отчисляет студентов именно за участие в митингах. Потом эта статья была удалена, но интернет-то всё помнит.

Также идёт преследование журналистов и блогеров — как открытые нападения, так и по административному и уголовному варианту. Они пытаются расследовать аффилированность администрации с нефтезаводами, которые выдают им всё больше и больше возможностей в ущерб экологии региона.

По социальному направлению в Астрахани есть хороший кризисный центр помощи женщинам. Если в других регионах этой проблемой занимаются фем-организации (либо не занимается никто), то здесь это, с одной стороны, на добровольных началах, а с другой — с поддержкой администрации. Они получили от властей города здание как самого центра, так и шелтер [временное убежище для жертв насилия]. Это старое и достаточно большое трёхэтажное здание. Директор центра, Ольга Николаевна, очень приятная женщина.
НАЦИОНАЛЬНОСТИ, АКТИВИЗМ И ПОЛИТИКА

Я была в Астрахани в сентябре 2020 года. Астрахань интересна тем, что там живёт очень много национальностей. В свою время там было большое количество националистических групп, поэтому иногда там возникают межнациональные конфликты. Из-за этого в городе активно работает Центр «Э». И сейчас любое волнение там считается разжиганием национальной розни. Такая ситуация и принцип «больше трёх не собираться» убивает различные объединения и давит практически любую активность. Но на этом фоне выживают политические партии.

Мне понравилось, как в Астрахани работает КПРФ. Они и сами по себе работают (у них несколько депутатов в городской и региональной думах), и ещё есть комсомольская организация. По факту дети: приём в эту организацию с 16 лет. Я разговаривала с ними, спрашивала, что их привлекает в политике. Одна девочка сказала, что её семья из пяти человек живёт в однокомнатной квартире, и у родителей нет возможности купить более просторное жильё. «Каким образом мне не идти в политику?». Ребят политизирует именно экономическая составляющая.

В Астрахани были первые отчисления за зимние митинги в начале 2021 года. Причём ректор не постеснялся на странице своего института открыто написать, что отчисляет студентов именно за участие в митингах. Потом эта статья была удалена, но интернет-то всё помнит.

Также идёт преследование журналистов и блогеров — как открытые нападения, так и по административному и уголовному варианту. Они пытаются расследовать аффилированность администрации с нефтезаводами, которые выдают им всё больше и больше возможностей в ущерб экологии региона.

По социальному направлению в Астрахани есть хороший кризисный центр помощи женщинам. Если в других регионах этой проблемой занимаются фем-организации (либо не занимается никто), то здесь это, с одной стороны, на добровольных началах, а с другой — с поддержкой администрации. Они получили от властей города здание как самого центра, так и шелтер [временное убежище для жертв насилия]. Это старое и достаточно большое трёхэтажное здание. Директор центра, Ольга Николаевна, очень приятная женщина.
ЭКОЛОГИЯ И ЭКОНОМИКА

Экологическая тема является основной для всех. Астрахань — это низовье Волги, там построены нефтезаводы. Экологи говорят, что все нормы по выбросам были достигнуты ещё в 1980-е годы. А заводы продолжают строить. С другой стороны, они являются одними из основных градообразующих предприятий, и другой работы в городе практически нет.

Этнические группы, которые там проживают, занимаются сельским хозяйством. И у них возникают проблемы с администрацией, потому что она урезает квоты на сельское хозяйство: не можешь ты там вырастить больше картошки, чем сказала администрация. Также в одно время Астрахань была криминальной из-за чёрной икры. Браконьерство там процветало.

И хотя регион сам по себе экономически перспективный, за счёт неправильного управления Астрахань сейчас в упадке. Обычные люди — продавцы в магазинах, администраторы в гостинице — получают по 15-20 тысяч.

Все, с кем я там общалась, говорят об одном: что вся активность в регионе задавливается, если она не выгодна администрации. Настроение людей — жуткий упадок и выгорание. Молодёжь идёт в политику, потому что она пытается хоть как-то изменить ситуацию в родном регионе. Но всё держится на единичных активистах. И люди заняты по большей части попыткой выжить и заработать денег.
ЭКОЛОГИЯ И ЭКОНОМИКА

Экологическая тема является основной для всех. Астрахань — это низовье Волги, там построены нефтезаводы. Экологи говорят, что все нормы по выбросам были достигнуты ещё в 1980-е годы. А заводы продолжают строить. С другой стороны, они являются одними из основных градообразующих предприятий, и другой работы в городе практически нет.

Этнические группы, которые там проживают, занимаются сельским хозяйством. И у них возникают проблемы с администрацией, потому что она урезает квоты на сельское хозяйство: не можешь ты там вырастить больше картошки, чем сказала администрация. Также в одно время Астрахань была криминальной из-за чёрной икры. Браконьерство там процветало.

И хотя регион сам по себе экономически перспективный, за счёт неправильного управления Астрахань сейчас в упадке. Обычные люди — продавцы в магазинах, администраторы в гостинице — получают по 15-20 тысяч.

Все, с кем я там общалась, говорят об одном: что вся активность в регионе задавливается, если она не выгодна администрации. Настроение людей — жуткий упадок и выгорание. Молодёжь идёт в политику, потому что она пытается хоть как-то изменить ситуацию в родном регионе. Но всё держится на единичных активистах. И люди заняты по большей части попыткой выжить и заработать денег.
Подписывайтесь на нас в соцсетях:
Facebook
Twitter
Telegram
Instagram
Подписывайтесь на нас в соцсетях:
Facebook
Twitter
Telegram
Instagram
Мы используем куки, чтобы наш сайт не упал, а вы получали максимально комфортный опыт от него
OK
Made on
Tilda